December 3rd, 2013

Княгиня

Шериф Ноттингемский развлекается

Продолжение истории о том, как Робин Гуд подался в писатели, часть 3-я. Оригинал тут: http://greatbattle.ru/2013/11/26/sheriffs-books/.


Да! Сэр Роберт де Рено, лорд шериф Ноттингемский — тот самый, который росчерком пера мог отнять жизнь или сохранить её. Именно он затеял эти игры с дорогими книжками, но не ради назойливых разбойников — много чести. Просто сэр Роберт нашёл способ пополнить свою казну, а разбойники — так, попались мимоходом под горячую руку.


Было уж несколько лет тому, как шерифу донесли: его глашатаи, выкликая указы, добавляют от себя что-то постороннее: то приглашают на чью-то свадьбу, то хвалят чьи-то горшки или яблочки, а не то искусную швею или шорника. Первая же проверка подтвердила донос: оказалось, глашатай брал небольшое вознаграждение, чтобы во всеуслышание похвалить товар, мастера или будущее торжество. Пойманного с поличным шериф приказал выпороть за самоволие, но мысль ему показалась интересной, и спустя недолгое время глашатай выкрикивал те же приглашения, не получая мзды, а шерифские писари принимали у горожан объявления, забирая приношения в пользу шерифа.


Но шериф не был бы шерифом, если бы не понимал простейших вещей. Допустим, глашатай от его имени похвалит некоего торговца, а торговец подсунет горожанам гниль или пересортицу; ясное дело, горожане запомнят, что Его Лордство их обманул. И в чём обманул? В горшках да в яблочках! Раз, другой, а там, глядишь, и уважение потеряют. Нет, это шерифу ни к чему. И пусть в качестве платы он берёт образец товара, убеждаясь в его добротности, но ведь пройдохам ничего не стоит поднести шерифу лучшее, а согражданам сбыть остатки.


Деньги шериф любил, но почёт и уважение ценил не меньше; поэтому вместо пустой похвалы глашатай объявлял, что торговец такой-то в присутствии милорда шерифа поклялся всеми святыми торговать только самым лучшим товаром, и только потом перечислял тот замечательный товар, за который приносилась клятва. Теперь, если торговец или мастер обманывал ожидания, шерифу оставалось лишь проследить, чтобы клятвопреступник получил по заслугам. Кажется, желающих объявить о себе стало поменьше, но сэр Роберт не удивлялся и считал это уступкой благоразумию.


Приношения от торговцев были скромные, но постоянные; также хватало желающих объявить о помолвке или крестинах — многим было лестно, чтобы их праздник огласили от лица шерифа. Объявить можно было на весь город или в одном квартале — второе пользовалось спросом, ибо стоило дешевле. За оглашениями приходили даже деревенские — правда, с опаской: вдруг Его Лордство сам решит навестить свадьбу — ввек потом не докажешь, что нечем платить налоги…


Объявления приносили не только деньги: случалось шерифу и позабавиться. Первый случай сэр Роберт помнил хорошо: озадаченный писарь мялся в дверях, не зная, как объяснить своё смущение. Вот, некий лекарь обещает горожанам исцелить все болезни разом. Не наш, не городской. Клянётся, что его средство хвалят высокородные особы и духовные лица. Ну, мало ли что клянётся, а где все эти лица и особы? Шериф пожелал взглянуть на чудодея и сам спустился вниз.


Collapse )