Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Княгиня

Табличка над дверью: входящим

Приветствую тебя, сюда входящий.

Меня зовут Юлия, а это мой ЖЖурнал. Кроме него я веду два standalone-блога: личный персональный и профессиональный верстальный. Значимые материалы сначала публикуются там, а ЖЖ предназначен для повторов и записей помельче.

Collapse )
Княгиня

Ворд, ты не прав

Началось с того, что Ворд предложил мне исправить «скрипнет» на «скрипнёт». Странное вообще дело: я, махровый ёфикатор, вдруг не узнаю слово, в котором по закону положено «ё»? Что в таком случае должен делать законопослушный ребёнок, воспитанный в уважении к справочникам? Кинуться за запасным справочником. Collapse )
Княгиня

Шервудский мойдодыр

Ещё одна история из жизни шервудской вольницы: о том, как трудно приучить к гигиене простых лесных разбойников, и о том, что дети иногда взрослеют. Исходник в моём блоге: http://greatbattle.ru/2014/10/28/sherwood-washing/



— А не поможет — сама буду мыть! Щёлоком!

Мач давно не видел Марион такой сердитой. Тем более — сердитой из-за него. Вот почему он усердно мял по лицу ягоды бузины: с ними грязь отходит лучше, чем с простой водой, и от них не щипет, как от щёлока. Даже когда в нос попадает, не щипет. Или щипет? Нет, всё-таки не щипет. Мач чихнул, наклонился к ручью, вычихивая из носа то, которое не щиплет, и снова отстранился, разглядывая в воде себя, помытого.

Как ни старайся, а разглядеть в ручье, всё ли у тебя отмыто, не так уж просто: мало, что вода не стоит ровно, так ещё и свет падает на затылок. Ну, и на уши, наверное. А что там, под носом, тень или грязь — поди разбери. Если грязь, Марион опять будет сердиться. А Робин сказал, чтобы с ней не спорили. Вот только что в этом такого страшного? Подумаешь, испачкался; не на ярмарку же они, в самом деле, собрались. Но Марион сказала: умываться, и всё тут. Хотя нет — сначала она сказала: мыть руки. Перед едой. Всем.

Мач, как и другие шервудцы, не понимал, зачем это делать так часто. Ну, с утра умылся, чтобы глаза продрать, заодно руки потёр, а каждый-то раз зачем? И потом, если на ладони поплевать, а потом потереть лопухом, то грязи и не видно. Маленький Джон вообще руки вытирает о шкуру, что на нём надета, и ничего. Тук, правда, не раз уже говорил, что у тех, кто ест грязными руками, будет болеть живот, только дальше слов у него дело не шло. А потом за дело взялась Марион, и очень сурово. Взялась, потому что на прошлой неделе животы болели у всей шайки, и Марион объявила, что виной — грязные руки.

Скарлет неистовствовал:
Collapse )

Княгиня

Пазитифф

На переходе. Красный свет. Интервал ожидания — порядка двух минут. На тротуаре женщина с девочкой (предположительно — нестарая бабушка с внучкой). С левой стороны «просвет»: в пределах видимости машин нет. Женщина, держа девочку за руку, шагает на проезжую часть, намереваясь перейти дорогу. У меня глаза на лоб лезут: что ж ты, дура, лезешь, да не одна, а ребёнка тащишь!

Но оказалось, что ребёнок может за себя постоять: девочка вдруг упирается, тянет за руку и тычет пальчиком в светофор, что-то объясняя, чего не слышно за шумом дороги! Причём довольно активно упирается, так что женщине приходится остановиться. Чуть постояв, она возвращается на тротуар, и я слышу девочкины разъяснения: «А вот когда будет зелёный, тогда можно идти!»

Меня, прямо сказать, эта девочка порадовала. Если взрослые не соображают, что делают, то пусть хоть дети их уму-разуму поучат.

841F77FFCAB93065DA95793E59779F63
Княгиня

Дары дракона, или Новогодняя пальмочка

Доработанная версия. Оригинал в блоге автора: http://greatbattle.ru/2012/01/16/daryi-drakona-ili-novogodnyaya-palmochka/

средневековый рыцарьНоги рыцаря по щиколотку вязли в песке пустыни; песок набивался в ботинки и не хотел их покидать. Ботинки тяжелели.

— Коня… Коня… Полцарства за коня… — рыцарь снял шлем и растерянно огляделся: — Кто это сказал?

Пустыня молчала, и даже завалящего миража не желала показать на горизонте. Путник хотел надеть шлем обратно, но передумал и сунул его под мышку:

— Вернусь домой — скажу кузнецу, чтоб изобрёл забрало. Сил моих нет… — рыцарь вытер лоб краем плаща и попытался закинуть этот край на голову. — Если бы у меня было полцарства, в нём было бы и коней сколько угодно, и воды… — он поволок ноги по песку. — Если бы у меня было полцарства… я бы не таскался по чужим пустыням… сидел бы себе дома и воевал с соседями… под дождиком… с обозом… и с тёплым одеялом…

Ночью рыцарь продрог («А говорили, в пустыне жарко…» — бормотал он, стараясь не лязгать зубами), а теперь приближавшееся к зениту солнце пекло всё сильнее. Время от времени путник оглядывался на собственные следы, стараясь, чтобы путь оставался прямым и никуда не вихлял: деревьев со мхом здесь не было, а солнце и звёзды стояли не так, как дома, и не давали найти север. «Говорил мне папа, — вздыхал рыцарь, — учи, сынок, астрономию…»

Он взобрался на вершину очередной дюны, огляделся и тихо взвыл:

— Ну где ж эти горы?!.. — глубоко вздохнул и начал спускаться: — В сердце, говорят, пустыни…

Правая пятка заскользила по песку. Рыцарь потерял равновесие, и к подножию дюны прибыл на пятой рыцарской точке; отплевавшись от песка, подобрал оброненный шлем, поднялся на ноги и оглянулся назад, стараясь восстановить направление:

— Говорил мне папа: учи, сынок, географию…

Становилось жарче. Рыцарь пытался натянуть плащ на голову, но плащ упорно сползал, а солнце забиралось всё выше. Прошлый полдень путник провёл в чахлом оазисе под тремя пальмами, но сейчас впереди не было ни оазиса, ни кустика колючки, и лишь барханы тянулись до самой кромки горизонта. На небе не было ни облачка, а воды в бурдюке оставалось кот наплакал.

— Говорил мне папа: учи, сынок, страноведение…

Рыцарь споткнулся и растянулся на песке. А когда хотел встать, понял, что вокруг него лежит тень. Он поднял голову и увидел спускающийся с небес силуэт с перепончатыми крыльями.

«Здесь? А говорили — в горах, в самом сердце пустыни…» — рыцарь поднялся на четвереньки и нетвёрдой рукой потянул из ножен меч; рука с оружием перевесила, и рыцарь кувыркнулся головой в песок.

Когда он очнулся, прямо над ним нависала драконья морда с огромными удивлёнными глазами. В вышине колыхалась пальма. Рыцарь хотел вскочить и выхватить меч, но едва сумел сесть, а с груди его на землю свалился дракончик — величиной с большую кошку — и тут же попытался забраться назад. Второй такой же радостно прыгал рядом.

«Он же полнеба закрывал, — обалдело подумал рыцарь, — говорил мне папа, не ходи по солнцу без шапки… — он огляделся. — Что, горы?.. Да где же я?»

Вокруг него и впрямь были горы, зато доспехов на положенном месте, то есть, на рыцарском теле, не было, а с головы, когда рыцарь тряхнул ею, упала мокрая тряпочка. Он поднял тряпку и замахнулся ею на дракончиков.
Collapse )
© Юлия aka «Княгиня», 2012


Княгиня

Ностальгия

Вспомнила своё любимое детское стихотворение (название и автора не помню).

Вождь апачей жаждет мести.
Вой койотов, шорох трав.
У меня в руках винчестер,
У Колюни — томагавк.

В час зловещий полнолунья
Гнётся прерия в дугу.
Улюлюкает Колюня,
Я стреляю на скаку.

Винету и Сокол Храбрый
Вышли на тропу войны.
То-то нянечка со шваброй
Побелела у стены!

И физрук Виталий Палыч
Уползает точно краб…
Если нас поймает завуч,
С нас обоих снимет скальп.