Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Княгиня

Табличка над дверью: входящим

Приветствую тебя, сюда входящий.

Меня зовут Юлия, а это мой ЖЖурнал. Кроме него я веду два standalone-блога: личный персональный и профессиональный верстальный. Значимые материалы сначала публикуются там, а ЖЖ предназначен для повторов и записей помельче.

Collapse )
Княгиня

Дюамель де Монсо

Оригинал взят у george_rooke в Дюамель де Монсо
"Этот мсье Дюамель изобрел бесконечное количество машин, о которых мы ничего не знаем; написал и перевел бесконечное количество книг о сельском хозяйстве, о котором мы не стали знать больше после всех его трудов; всю жизнь свою положил на опыты, от которых мы все еще ожидаем хоть какого-то полезного результата"

Дени Дидро об Анри-Луи Дюамеле де Монсо.



Если дать эту цитату без пояснений - сразу представится образ некоего сумасшедшего ученого Дюамеля, над которым насмехается энциклопедист Дидро.
На самом деле, если сравнивать реальные дела, это как раз о Дидро можно сказать, как о парящем в облаках мечтателе, а о Дюамеле - как о человеке, сделавшем для людей и Франции в 100 раз больше любого энциклопедиста.
Еще в 1728 году Анри-Луи (как химик) получает Гидротартрат калия (та самая пищевая добавка Е336). Это антиоксидант, который во времена Дидро и Дюамеля взяли на вооружение стоматологи, поскольку препарат хорошо убирал зубной камень.
Так же его работы с солями натрия и калия имели важное значение для химической промышленности и создания удобрений для сельского хозяйства.
В 1731 году совместно с Бюффоном Дюамель занимается изучением свойств древесины и выведением лучшей древесины (направленность понятна, для кораблей). В 1755 году после многолетней работы выходит в свет первый том "Деревья и кустарники, произрастающие во Франции". Потом выйдут еще два тома, но практическое значение этих изысканий - научное ведение лесного хозяйства, разделение сева деревьев на корабельный и сельскохозяйственный, система градации деревьев, инструкции по выращиванию и заготовке леса.
Отсюда и увлечение Дюамеля агрономией. Здесь Анри-Луи во-первых исследует новые методы вспашки, во-вторых - на мой взгляд одним из первых задается вопросами хранения зерна, ибо мало собрать много, надо еще и сохранить много. Его метод механической вентиляции был директивно повсеместно внедрен во Франции в 1762 году, и позволял сохранять до 90% от хранимого зерна. Для XVIII века показатель фантастический.
Ну и наконец, в 1739 году Дюамель дю Монсо был назначен главным ревизором Флота Океана и Флота Леванта. Он причастен КО ВСЕМУ, что было во флоте с 1739 по 1782 год. Это и создание новой кораблестроительной школы. Это и введение научных методов при постройке кораблей. Это и создание правильных лесозаготовок и складов. Это и организация первой французской Военно-морской Школы. Организация Школы Морских Инженеров (кстати, Жозеф-Мари Кулон и Санэ - это как раз выпускники школы Дюамеля). И наконец участие в создании первой Военно-Морской Академии.

Так за что же на него обиделся Дидро и энциклопедисты, спросите вы? А очень просто. Мечтатели-"борцы с кровавым режимом" не могли простить Дюамелю, что он пошел на государственную службу, служит хорошо, более того - он приносит реальную пользу. Кто такой (вспоминая вчерашний пост про украинских корабелов) Денис Дидеротов? Ну если откинуть его литературные заслуги? Обычный бумагомарака. По церковной линии идти отказался. С семейным бизнесом не задалось. На госслужбу не взяли. По сути, если бы не литературный талант - Дидро можно было бы считать неудачником. Его идеи люди читали и обсуждали. Но их не воплощали в жизнь.
Сравните с Дюамелем, у которого любое дело спорилось в руках.
На мой взгляд, трагедия Франции конца XVIII века в том, что умами завладели Дидро, а не Дюамели.


Княгиня

(no subject)

Когда я слышу фразу «Человек есть то, что он ест» (а сегодня мне опять её принесли), я сразу вспоминаю Честертона:

Collapse )

Княгиня

Речь против норманнов

По устоявшейся в Шервуд-Таверне традиции я время о времени пишу шервудгемские стилизации под известных авторов. На сей раз я решила проэксплуатировать Антона Палыча Чехова и его «Лекцию о вреде табака». Итак...



Робин Локсли (в меру поседевший, в потрёпанном капюшоне и с луком за спиной). Милостивые государыни и некоторым образом милостивые государи. (Потирает нос.) Батюшка мой лесной пожелал, чтобы я с благотворительной целью произнёс здесь речь. Что ж? Речь так речь — мне решительно всё равно. Я, конечно, не оратор, не ритор, и чужд учёных степеней, но тем не менее всё-таки я вот уже тридцать лет не переставая, можно даже сказать, для вреда собственному здоровью и прочее, работаю над вопросами благоденствия народного, размышляю и даже пишу иногда, можете себе представить, учёные статьи, то есть не то чтобы учёные и не так чтобы пишу, а так, извините за выражение, зову брата Тука, чтоб он за мной записал, что мне в голову придёт. Мда.

Между прочим, на сих днях мною была написана громадная статья под заглавием: «О сравнительной урожайности посевов в деревнях и на лесных полянах в свете удобства сокрытия урожая от властей». Моим удальцам понравилось, особенно про корнеплоды, которые не надо прятать — они и так закопаны, я же послушал и разорвал. Ведь всё равно, как ни пиши, а налоги платить придётся.

Предметом сегодняшней моей речи я избрал...