Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Княгиня

Табличка над дверью: входящим

Приветствую тебя, сюда входящий.

Меня зовут Юлия, а это мой ЖЖурнал. Кроме него я веду два standalone-блога: личный персональный и профессиональный верстальный. Значимые материалы сначала публикуются там, а ЖЖ предназначен для повторов и записей помельче.

Collapse )
Княгиня

Храм Крестовоздвижения в Алтуфьево

Мой родной храм, в котором я крестилась, и куда ездила на службы на протяжении 18 лет. Сегодня там престольный праздник, по этому случаю я вытряхнула из своего архива фотки двух-трёхлетней давности. В ансамбль входит часовня мученика Уара.

Крестовоздвиженская церковь, общий вид

Collapse )
Княгиня

Сон в летнюю ночь (шервудские будни)

Навеяно сериалом «Робин из Шервуда». Оригинал рассказа.

Очередная выходка шервудцев привела шерифа в исступление. Это же надо — перехватить обоз с налогами половины графства! Такого они себе даже в лучшие времена не позволяли! И кто поручится, что они не войдут во вкус? А он-то, наивный, думал, что они угомонились и согласны довольствоваться малым — ну там, случайными проезжими, рыцарями или торговцами; в конце концов, никто из шайки Робин Гуда не тратится на содержание замка и не платит жалование солдатам, как он, шериф Ноттингема!

Шериф стоял на ушах сам и поднял на уши всю округу; собрал войско, какого ещё никогда раньше не собирал; запугиваниями и обещаниями наград выведал любимые места шервудцев. Наконец один из шпионов шерифа донёс ему о месте последнего становища разбойников; оставалось только прийти и накрыть их сонными на рассвете.

* * *

Мач сопел; Роберт посвистывал; Тук присапывал; воинский опыт Назира и Уилла приучил их спать беззвучно. Робин и Марион уединились в скородельном шалашике, который приглушал звуки, если они и были. И только Маленький Джон, словно бы для приличия молчавший первое время, начал понемногу всхрапывать, затем храпеть, а потом затрубил во всю мощь.

Это его свойство было известно давно и порядком изводило товарищей по разбою. Еженощными тычками Джона приучили спать на боку, но после долгих периодов воздержания он время от времени забывался и переваливался на спину. И вот сейчас, утомившись тяжёлым днём, он раскинулся во всю ширь и оглашал поляну богатырским храпом. В результате все шервудцы, кроме самого Джона, занимались решением одного и того же вопроса: пытаться ли дремать дальше под эти утробные звуки, или оторваться от сладкого сна и тёплого места, чтоб добиться тишины. Рано или поздно кто-то должен был сделать второе.